Нужно ли бояться кесарева сечения?

Наверняка никто из женщин, которым довелось побывать в родильном отделении, не будет отрицать тот факт, что каждая из них боялась услышать, как врачи говорят о необходимости выполнения операции кесарева сечения. У большинства рожениц такое известие вызывает состояние паники и ужаса, но, как выясняется позже, страх возникает лишь по причине неосведомленности. А у страха, как известно, глаза велики.

Начало родов может протекать классически, поэтому будущая мать, уже морально подготовившись, направляется в родильное отделение, чтобы благополучно родить своего малыша. Казалось бы, вот и воды отошли, схватки стали учащённые и сильные, а врач все говорит о неготовности к самому процессу. Причина — слабая родовая деятельность.

Хорошо, если помогает медикаментозная стимуляция и шейка матки начинает раскрываться. Если же нет, то помимо того что сама будущая мама изнывает от нескончаемых и непрерывных болей, превратившихся в мучительное испытание, ее малыш подвергается опасности.

Кроме того что околоплодные воды уже отошли, ситуация часто усугубляется и обвитием пуповины, что может оказаться серьезной угрозой жизни еще не родившегося малыша. Именно по этой причине уже в процессе родов иногда принимается решение провести экстренную операцию кесарева сечения.

Для матери такое решение становится избавлением от мучительных болей, а осознание того, что операция поможет спасти ребенка, стирает из памяти все сомнения и страхи, которые она испытывала при одном только упоминании о кесаревом сечении. Многие женщины, кому пришлось пройти через оперативное вмешательство, вспоминают о том, с каким облегчением они отправлялись в операционную, понимая, что еще мгновение и можно будет забыть о разрывающей боли.

Как я стала мамой. Уже после операции

Еще когда меня провозили по коридору, сквозь действие наркоза я все-таки услышала о том, что у меня родилась дочка. Сознание было еще затуманено, но это не ослабило охватившего меня ощущения безмерного счастья.

Первое, что попало в поле моего зрения, когда меня перевели в реанимацию, — это мобильный телефон, который заботливые медсестры положили возле моей подушки. Еле сгибая пальцы, я набрала номер мужа и, услышав его голос, смогла лишь задать один вопрос: «Как там дела?» Восторженным голосом он рассказал мне о том, как, еще будучи в родильном зале, где им с мамой разрешили находиться во время операции, он услышал крик новорожденного ребенка.

А потом нашу девочку принесли и начали обрабатывать прямо при них. В его голосе слышалась такая гордость, когда он рассказывал о том, что врачи сказали ему снять с себя майку и улечься на кровать, чтобы малышку положили к нему живот. Двадцать минут потрясающих ощущений. Ребенок отчаянно пытался найти материнскую грудь, еще совсем кроха, она уверенно цеплялась и карабкалась, а потом ее увезли в детское отделение.

Как я поняла со слов своего супруга, причина для проведения операции была веская — укороченная пуповина, да к тому же еще и многократное обвитие. Своим решением врачи спасли мою малышку! Спасибо им!

Удостоверившись, что с ребенком все в порядке, я забыла про то, что из-за швов не могу даже пошевелиться, и уснула спокойным сном. Я мама, и осознание этого на данный момент было для меня самым важным.

Проснувшись утром, я смогла самостоятельно добраться до туалета. Каждое движение, конечно, сопровождалось болью, но врачи рекомендовали больше двигаться, поэтому нужно было потерпеть.

Зато это утро для меня стало особенным. Я познакомилась со своей дочкой. Такая маленькая, но такая родная — тугой кокон в пеленках и шапочке, с удивительно мягкими щечками. Она с таким рвением начала сосать предложенную мною грудь, но уже через мгновение бросила ее, так как молока пока что не было. Не успев наглядеться на свою красавицу, мне пришлось с ней опять расстаться.

Уже когда меня перевели в палату, малышку стали приносить ко мне чаще, через три часа, а потом и вовсе позволили оставить кроху у себя. Конечно, можно было сосредоточиться на своей боли, слабости и отправить ребенка назад в детское отделение, но, только представив, как она там будет совсем одна, я забывала о том, что мне трудно вставать и даже просто поворачиваться.

С кормлением также начались проблемы, приходилось терпеть боли из-за потрескавшихся сосков. Мне так хотелось поскорее попасть домой, что я попросила врача выписать нас пораньше. Уже на четвертый день мы с моей малышкой выписывались. Увидев своих родных, я не смогла сдержать нахлынувших чувств и расплакалась!

Как же хорошо дома! Вот где подтверждаются слова о том, что дома и стены помогают! Мои родные взяли на себя все обязанности по дому и с удовольствием занимались ребенком, дав мне возможность для отдыха и восстановления сил.

В течение месяца я еще испытывала дискомфорт из-за необходимости носить бандаж, трудно было подниматься с постели, периодически побаливали швы. Однако потом, постепенно все стало налаживаться. С грудным кормлением я справилась, так что мой личный пример может стать настоящим опровержением утверждения, что у женщины после кесарева сечения молока не будет.

После всего того, что мне пришло испытать, я могу уверенно сказать, что, конечно, кесарево сечение — это хирургическое вмешательство; если нет показаний к проведению операции, лучше пройти процесс родов естественным путем. Однако когда врачи считают, что подобная мера необходима, нужно им довериться и не рисковать.

Маленький шов внизу живота, практически незаметный и не создающий никаких проблем, — это все, что останется как напоминание об операции. Не стоит придавать ему значение, тем более что благодаря этому шву на свет без проблем и угрозы для здоровья и жизни, появился ваш ребенок!

Корзина

Итоговая сумма:   0.00 рублей
В корзину

Порулярные товары